Вы здесь

Статья 284. Рассмотрение заявления об ограничении дееспособности гражданина, о признании гражданина недееспособным, об ограничении или о лишении несовершеннолетнего в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет права самостоятельно распоряжаться доходами

СТ 284 ГПК РФ

1. Заявление об ограничении дееспособности гражданина, о признании гражданина недееспособным, об ограничении или о лишении несовершеннолетнего в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет права самостоятельно распоряжаться своим заработком, стипендией или иными доходами суд рассматривает с участием самого гражданина, заявителя, прокурора, представителя органа опеки и попечительства. Гражданин, в отношении которого рассматривается дело о признании его недееспособным, должен быть вызван в судебное заседание, если его присутствие в судебном заседании не создает опасности для его жизни или здоровья либо для жизни или здоровья окружающих, для предоставления ему судом возможности изложить свою позицию лично либо через выбранных им представителей.

В случае, если личное участие гражданина в проводимом в помещении суда судебном заседании по делу о признании гражданина недееспособным создает опасность для его жизни или здоровья либо для жизни или здоровья окружающих, данное дело рассматривается судом по месту нахождения гражданина, в том числе в медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях, или стационарной организации социального обслуживания, предназначенной для лиц, страдающих психическими расстройствами, с участием самого гражданина.

2. Заявитель освобождается от уплаты издержек, связанных с рассмотрением заявления об ограничении гражданина в дееспособности, о признании гражданина недееспособным, об ограничении или о лишении несовершеннолетнего в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет права самостоятельно распоряжаться своими доходами. Суд, установив, что лицо, подавшее заявление, действовало недобросовестно в целях заведомо необоснованного ограничения или лишения дееспособности гражданина, взыскивает с такого лица все издержки, связанные с рассмотрением дела.

3. Гражданин, признанный недееспособным, имеет право лично либо через выбранных им представителей обжаловать соответствующее решение суда в апелляционном порядке, подать заявление о его пересмотре в соответствии с правилами главы 42 настоящего Кодекса, а также обжаловать соответствующее решение суда в кассационном и надзорном порядке, если суд первой инстанции не предоставил этому гражданину возможность изложить свою позицию лично либо через выбранных им представителей.

Комментарий к Статье 284 Гражданского процессуального кодекса

Комментируемая статья устанавливает порядок рассмотрения заявления.

Заявление рассматривается с участием самого гражданина, заявителя, прокурора, представителя органа опеки и попечительства. Заявление рассматривается с участием самого гражданина и в случае, когда такое участие создает опасность для его жизни или здоровья. В данном случае заявление рассматривается по месту нахождения гражданина, в том числе в медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях, или стационарной организации социального обслуживания, предназначенной для лиц, страдающих психическими расстройствами, с участием самого гражданина.

В Постановлении от 4 марта 2010 г. по делу "Штукатуров (Shtukaturov) против Российской Федерации" (жалоба N 44009/05) Европейский суд по правам человека указал следующее: "В ряде ранее рассмотренных дел, касающихся принудительного содержания в стационаре, Европейский суд установил, что душевнобольной должен быть заслушан лично или, если это необходимо, через представителя (см., например, упоминавшееся выше Постановление Европейского суда по делу "Винтерверп против Нидерландов", § 79). В деле "Винтерверп против Нидерландов" заявителю грозила потеря свободы. Однако в настоящем деле исход разбирательства был как минимум столь же важен для заявителя, поскольку влиял на его личную автономию почти во всех сферах жизни и предполагал потенциальные ограничения его свободы (п. 71).

Далее Европейский суд отмечает, что у заявителя была двойная роль в разбирательстве: он был заинтересованным лицом и в то же время основным объектом исследования суда. Таким образом, участие заявителя было необходимо как для того, чтобы обеспечить ему возможность представить свои доводы, так и для того, чтобы суд мог сформировать собственное мнение о его психическом состоянии (п. 72).

Вместе с тем заявитель имел проблемы с психикой. Из материалов дела, однако, следует, что, несмотря на психическое расстройство, он был относительно самостоятельным лицом. При таких обстоятельствах для судьи было необходимо иметь хотя бы короткий визуальный контакт с заявителем и желательно получить его объяснения. Европейский суд заключает, что решение судьи рассмотреть дело на основе письменных доказательств, не видя и не заслушивая заявителя, было необоснованным и нарушало принцип состязательности судопроизводства, предусмотренный пунктом 1 статьи 6 Конвенции (п. 73). <...>

Европейский суд признает, что формы судебной проверки могут различаться в разных странах и зависят от типа спорного лишения свободы. К компетенции Европейского суда не относится установление наилучшей или наиболее приемлемой системы судебной проверки в данной сфере. Однако в настоящем деле суды не участвовали когда-либо и в какой-либо форме в принятии решения относительно заключения заявителя. Представляется, что российское законодательство не предусматривает автоматической судебной проверки правомерности содержания в психиатрической больнице в ситуациях, аналогичных ситуации заявителя. Далее, судебная проверка не может быть инициирована лицом, если оно признано недееспособным. Такое толкование российского законодательства следует из объяснений властей Российской Федерации по данному вопросу. В итоге заявитель не имел возможности самостоятельно использовать какое-либо средство правовой защиты судебного характера для обжалования своего продолжающегося заключения (п. 123).

Власти Российской Федерации утверждали, что заявитель мог начать судебное разбирательство с помощью своей матери. Тем не менее это средство правовой защиты не было прямо доступно ему: заявитель полностью зависел от своей матери, которая просила о его госпитализации и возражала против выписки. Что касается проверки прокуратуры, неясно, затрагивала ли она "правомерность" заключения заявителя. В любом случае проверка прокуратуры как таковая не может рассматриваться как судебная проверка, удовлетворяющая требованиям пункта 4 статьи 5 Конвенции (п. 124).

Европейский суд повторяет свой вывод, согласно которому госпитализация заявителя не была добровольной. Помимо этого, в последний раз суд оценивал состояние психики заявителя за 10 месяцев до его помещения в больницу. Разбирательство о признании заявителя недееспособным сопровождалось серьезными нарушениями, и в любом случае суд не рассматривал необходимость его помещения в закрытое учреждение. Подобная необходимость не оценивалась судом и при его помещении в больницу. При таких обстоятельствах невозможность заявителя добиться судебной проверки правомерности заключения представляла собой нарушение пункта 4 статьи 5 Конвенции (п. 125)" <1>.
--------------------------------
<1> Бюллетень Европейского суда по правам человека. 2010. N 7.

Надо полагать, что и данное Постановление послужило основанием для изменения российского законодательства в части правового статуса недееспособных лиц.

При рассмотрении данной категории дел судам следует учитывать разъяснения, содержащиеся в п. п. 18 и 19 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23 июня 2015 г. N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации", согласно которым "злоупотреблением спиртными напитками или наркотическими средствами, дающим основание для ограничения дееспособности гражданина, является такое их употребление, которое находится в противоречии с интересами его семьи и влечет расходы, ставящие семью в тяжелое материальное положение. При этом необходимо иметь в виду, что пункт 1 статьи 30 ГК РФ не ставит возможность ограничения дееспособности лица, злоупотребляющего спиртными напитками или наркотическими средствами, в зависимость от признания его страдающим хроническим алкоголизмом или наркоманией.

Под пристрастием к азартным играм, которое может служить основанием для ограничения дееспособности гражданина, следует понимать психологическую зависимость, которая, помимо труднопреодолимого влечения к игре, характеризуется расстройствами поведения, психического здоровья и самочувствия гражданина, проявляется в патологическом влечении к азартным играм, потере игрового контроля, а также в продолжительном участии в азартных играх вопреки наступлению неблагоприятных последствий для материального благосостояния членов его семьи.

Наличие у других членов семьи заработка или иных доходов не является основанием для отказа в удовлетворении заявления об ограничении дееспособности гражданина по пункту 1 статьи 30 ГК РФ, если будет установлено, что данный гражданин обязан по закону содержать членов своей семьи, однако вследствие пристрастия к азартным играм, злоупотребления спиртными напитками или наркотическими средствами не оказывает им необходимой материальной помощи либо члены его семьи вынуждены полностью или частично его содержать.

В качестве доказательств пристрастия лица к азартным играм, злоупотребления им спиртными напитками или наркотическими средствами могут быть использованы любые средства доказывания из числа перечисленных в статье 55 ГПК РФ (п. 18).

Вопрос о признании гражданина, страдающего психическим расстройством, недееспособным или ограниченно дееспособным следует решать с учетом степени нарушения его способности понимать значение своих действий или руководить ими.

Если судом будет установлено, что гражданин не может понимать значение своих действий или руководить ими, в том числе и при помощи других лиц, суд вправе на основании пункта 1 статьи 29 ГК РФ признать его недееспособным.

В случае установления судом обстоятельств, свидетельствующих о том, что гражданин может понимать значение своих действий или руководить ими лишь при помощи других лиц, суд вправе на основании пункта 2 статьи 30 ГК РФ принять решение об ограничении его дееспособности.

Решение об ограничении дееспособности может быть принято также в отношении гражданина, признанного недееспособным, в случае установления обстоятельств, свидетельствующих о стойком улучшении его психического состояния и развитии в связи с этим способности понимать значение своих действий или руководить ими при помощи других лиц. Решение суда об удовлетворении заявления об ограничении гражданина в дееспособности является основанием для отмены над гражданином опеки и назначения ему попечителя органом опеки и попечительства (пункт 3 статьи 29 ГК РФ).

Заявление об ограничении дееспособности гражданина, страдающего психическим расстройством (пункт 2 статьи 30 ГК РФ), рассматривается судом применительно к правилам, установленным главой 31 ГПК РФ, для признания гражданина недееспособным вследствие психического расстройства (п. 19)" <1>.
--------------------------------
<1> Российская газета. 2015. N 140.

Другой комментарий к Статье 284 ГПК РФ