Вы здесь

Комментарии к СТ 330 ГПК РФ

Статья 330 ГПК РФ. Основания для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке

Комментарий к статье 330 ГПК РФ:

1. Положения, аналогичные по содержанию положениям комментируемой статьи в предыдущей редакции, содержались в гл. 40 "Производство в суде кассационной инстанции" ГПК РФ, а именно в ст. ст. 362 - 364 и относились к производству судебных актов, не вступивших в законную силу. Со вступлением в силу с 1 января 2012 г. Федерального закона от 9 декабря 2010 г. N 353-ФЗ гл. 40 утратит силу. В настоящее время вопросам производства в суде кассационной инстанции посвящена гл. 41 (см. комментарий к этой главе).

2. В п. 1 ч. 1 комментируемой статьи предусмотрено, что неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела, является основанием для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке. Необходимо отметить, что сторона (истец), реализуя свое право на судебную защиту, определяет предмет (материально-правовое требование к ответчику о совершении им определенных действий либо воздержании от них, о признании существования (отсутствия) правоотношения, об изменении либо прекращении его) и основания заявленных требований (фактические обстоятельства, на которые ссылается истец в подтверждение заявленного требования). Вместе с тем в соответствии с ч. 2 ст. 57 ГПК РФ суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне (истцу или ответчику) надлежит их доказывать, выносит на обсуждение обстоятельства, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались (см. комментарий к ст. 57 ГПК РФ). Поэтому в каждом конкретном деле суд, исходя именно из предмета и оснований заявленных исковых требований, не осуществляя сбора доказательств <1>, определяет предмет доказывания по рассматриваемому делу. Следует также указать, что, как правило, неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела, влечет за собой нарушение норм процессуального права и неправильное применение норм материального права (Определение Верховного Суда РФ от 8 июня 2011 г. N 74-Г11-15).

--------------------------------
<1> Согласно ст. 123 (ч. 3) Конституции РФ и ст. 12 ГПК РФ судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон.

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (495) 899-03-81 (Москва и МО)
8 (812) 213-20-63 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 505-76-29 (Регионы РФ)

3. В п. 2 ч. 1 комментируемой статьи предусмотрено, что недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела, является основанием для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке. Обратимся к Постановлению Пленума Верховного Суда РФ N 5 и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ N 29 от 26 марта 2009 г. "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" (далее - Постановление Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 26 марта 2009 г. N 5/29). Так, в п. 23 этого Постановления указывается, что ответственность за нарушение интеллектуальных прав (взыскание компенсации, возмещение убытков) наступает в соответствии со ст. 401 Кодекса. При этом в п. 43.2 этого же Постановления обращается внимание на то, что компенсация подлежит взысканию при доказанности факта нарушения, при этом правообладатель не обязан доказывать размер понесенных убытков. Таким образом, взыскание компенсации за нарушение авторских прав при недоказанности факта нарушения прав правообладателя (т.е. обстоятельств, на которые ссылается истец в обоснование заявленных исковых требований ввиду отсутствия данных доказательств, либо их недостоверности, либо недопустимости) влечет отмену решения.

4. В п. 3 ч. 1 комментируемой статьи предусмотрено, что несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела является основанием для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке. Выводы суда, изложенные в судебном решении, должны соответствовать обстоятельствам дела и быть основанными на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании представленных сторонами доказательств. Правовая оценка доказательствам должна быть дана судом в соответствии с требованиями ст. 67 ГПК РФ, а также с нормами материального права, регулирующими спорные правоотношения. В противном случае в силу правил рассматриваемой нормы нарушение указанных положений влечет отмену решения.

5. В п. 4 ч. 1 комментируемой статьи предусмотрено, что нарушение или неправильное применение норм материального или процессуального права является основанием для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке. При этом данное положение раскрывается в других частях комментируемой нормы. Так, в ч. 2 настоящей статьи устанавливается, что неправильным применением норм материального права является:

- неприменение закона, подлежащего применению;

- применение закона, не подлежащего применению;

- неправильное истолкование закона.

Приведем пример. В п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 10 и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ N 22 от 29 апреля 2010 г. "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав" (далее - Постановление Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 29 апреля 2010 г. N 10/22) обращается внимание на то, что при разрешении споров, связанных с возникновением права собственности в силу приобретательной давности, судам необходимо учитывать, что владение имуществом как своим собственным означает владение не по договору. По этой причине ст. 234 ГК РФ не подлежит применению в случаях, когда владение имуществом осуществляется на основании договорных обязательств (аренды, хранения, безвозмездного пользования и т.п.).

Таким образом, применение ст. 234 ГК РФ, а именно удовлетворение исковых требований и признание за истцом права собственности в силу приобретательной давности, в то время как владение спорным имуществом истцом осуществлялось на основании договорных обязательств, повлечет отмену решения суда по причине применения судом закона, не подлежащего применению, и, соответственно, неприменения закона, подлежащего применению.

Еще один пример. В п. 29 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 29 апреля 2010 г. N 10/22 разъясняется, что положения ст. 222 ГК РФ не распространяются на отношения, связанные с созданием самовольно возведенных объектов, не являющихся недвижимым имуществом, а также на перепланировку, переустройство (переоборудование) недвижимого имущества, в результате которых не создан новый объект недвижимости. Лица, право собственности или законное владение которых нарушается сохранением таких объектов, могут обратиться в суд с иском об устранении нарушения права, не соединенного с лишением владения (ст. 304 ГК РФ). В случаях, когда самовольно возведенный объект, не являющийся новым объектом или недвижимым имуществом, создает угрозу жизни и здоровью граждан, заинтересованные лица вправе на основании п. 1 ст. 1065 ГК РФ обратиться в суд с иском о запрещении деятельности по эксплуатации данного объекта.

Таким образом, применение ст. 222 ГК РФ, а именно удовлетворение исковых требований, например, о признании постройки самовольной и ее сносе, в то время как данный объект не является объектом недвижимости, повлечет отмену решения суда в силу применения судом закона, не подлежащего применению, и, соответственно, неприменения закона, подлежащего применению.

При этом необходимо учитывать принцип действия закона во времени: интересам законности не может отвечать, в частности, применение норм материального и процессуального права с нарушением действия законов во времени, пространстве и по кругу лиц. Так, в п. 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 г. N 10 "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда" отмечается следующее: учитывая, что вопросы компенсации морального вреда регулируются рядом законодательных актов, введенных в действие в разные сроки, суду в целях обеспечения правильного и своевременного разрешения возникшего спора необходимо по каждому делу выяснять характер взаимоотношений сторон и то, какими правовыми нормами они регулируются, допускает ли законодательство возможность компенсации морального вреда по данному виду правоотношений и, если такая ответственность установлена, когда вступил в силу законодательный акт, предусматривающий условия и порядок компенсации вреда в этих случаях, а также когда были совершены действия, повлекшие причинение морального вреда.

6. В ч. 3 комментируемой статьи законодатель установил, что нарушение или неправильное применение норм процессуального права, которое могло привести к принятию неправильного решения, является основанием для изменения или отмены этого решения.

Обратимся к Определению Верховного Суда РФ от 16 мая 2007 г. N 34-Г07-7. В данном Определении указывается, что действительно обстоятельства дела и явка участников процесса в соответствии со ст. ст. 169, 225 ГПК РФ не указывали на безусловное удовлетворение ходатайства представителя Мурманской областной Думы об отложении 26 декабря 2006 г. разбирательства дела по мотиву предстоящего принятия федерального закона по рассматриваемому вопросу и без указания в определении (протокольном) мотива и нормы права его вынесения. Однако, как отмечается в Определении, само по себе данное обстоятельство не может служить основанием для отмены правильного по существу решения суда.

7. В ч. 4 комментируемой статьи установлены безусловные основания для отмены решения суда, т.е. такие основания, которые в любом случае являются основой для отмены решения независимо от доводов жалобы.

Таким образом, данная норма направлена на исправление допущенных нижестоящими судами существенных нарушений норм процессуального права, повлиявших на исход дела, нарушающих основополагающие принципы гражданского процесса, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов. Необходимо указать, что законодатель установил исчерпывающий перечень таких оснований. Например, в соответствии с ч. 2 ст. 9 ГПК РФ лицам, участвующим в деле и не владеющим языком, на котором ведется гражданское судопроизводство, разъясняется и обеспечивается право давать объяснения, заключения, выступать, заявлять ходатайства, подавать жалобы на родном языке или на любом свободно избранном языке общения, а также пользоваться услугами переводчика (см. комментарий к этой статье). Таким образом, в случае если при вынесении решения судом будет допущено существенное нарушение норм процессуального права, а именно если будет рассмотрено дело в отсутствие переводчика, а лицо, участвующее в деле и не владеющее языком, на котором ведется гражданское судопроизводство, будет лишено возможности давать объяснения, выступать в прениях и обосновывать фактические обстоятельства дела на родном языке, то это будет являться безусловным основанием к отмене решения суда.

Разрешение судом вопроса (вопросов) о правах и обязанностях лиц, которые не были привлечены к участию в деле и тем самым лишились возможности активно участвовать в гражданском процессе и влиять на его ход и развитие, также является безусловным основанием для отмены судебного решения.

Комментируя данную норму права, необходимо также обратиться к положениям ч. 1 ст. 47 Конституции РФ, в соответствии с которыми никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом, а также к Постановлению Конституционного Суда РФ от 21 апреля 2010 г. N 10-П. С учетом изложенного и исходя из системного толкования положений ГПК РФ можно прийти к выводу о том, что рассмотрение судом дела с нарушением правил подсудности, с учетом положений ч. 1 ст. 47 Конституции РФ, свидетельствует о рассмотрении дела судом в незаконном составе и является безусловным основанием для отмены данного решения в соответствии с п. 1 ч. 4 комментируемой статьи (Определение Верховного Суда РФ от 13 апреля 2011 г. N 56-Г11-5).

8. В ч. 5 комментируемой статьи законодателем установлено правило, в соответствии с которым в случае отмены судом апелляционной инстанции решения по безусловным основаниям (установленным ч. 4 этой же статьи) суд апелляционной инстанции рассматривает дело по правилам производства в суде первой инстанции без учета особенностей, предусмотренных гл. 39 "Производство в суде апелляционной инстанции".

Например, представляется, что при отмене решения суда первой инстанции согласно п. 1 ч. 4 комментируемой статьи как принятого с нарушением правил подсудности будет применяться не ст. 328 ГПК РФ ("Полномочия суда апелляционной инстанции"), а положения п. 3 ч. 2 ст. 33, в соответствии с которым суд передает дело на рассмотрение другого суда, если при рассмотрении дела в данном суде выявилось, что оно было принято к производству с нарушением правил подсудности.

9. Конституционный Суд РФ (ранее положение, аналогичное положению ч. 6 комментируемой статьи, содержалось в ч. 2 ст. 362 ГПК РФ) неоднократно в своих определениях (например, от 22 апреля 2010 г. N 571-О-О; от 23 июня 2009 г. N 670-О-О) указывал на то, что рассматриваемое законоположение, в соответствии с которым правильное по существу решение суда не может быть отменено по одним только формальным соображениям, само по себе не может рассматриваться как нарушающее конституционные права и свободы лиц, обжалующих указанное решение, поскольку определение того, какие нарушения являются формальными и не влекут отмену проверяемого судебного акта нижестоящего суда, подлежит установлению судом в каждом конкретном деле исходя из фактических обстоятельств.

Необходимо отметить, что если в решении суда правильно установлены обстоятельства, имеющие значение для дела, верно истолкованы и применены нормы материального права, судом не допущено нарушений норм процессуального права, которые в силу положений комментируемой статьи являются основанием для отмены решения, то имеющиеся в решении описки и явные арифметические ошибки могут быть исправлены в порядке ст. 200 ГПК РФ (см. комментарий к этой статье) и такое решение не может быть отменено по одним формальным соображениям.